Звезда разлуки слушать песню

Но в нем, в дыханье зрячем за стеклом, она - как облако цветное, окружена широким днем. Мне нет ни брата, ни совета. Бывало, вьюга ей осыпет Звездами плечи, грудь и стан, - Все снится ей родной Египет Сквозь тусклый северный туман.

Так лучшие часы сосредоточат нас на острие иглы спасенья, где мучится любовь, и где впадает зренье в многоволнуемый алмаз. Да, время движется, как реки Вавилона, но тайну рабства своего, но сердце рабства - музыкальным стоном не выдаст плачущее существо. Разгулялась осень в мокрых долах, Обнажила кладбища земли, Но густых рябин в проезжих селах Красный цвет зареет издали.

Русские романсы

Летели дни, крутясь проклятым роем. Как в доме, который однажды открыт, где, кажется, все исчезает навеки - не кто-то читает, и лампа горит, и в будущем времени свет говорит, и это ласкает закрытые веки. Они, как лампады, висят на холме.

Тихи Ахматовой которые легко учатся

Пусть возьмут, как они, и пусть пьют и шумят, как они. Тогда он и вспомнит, кто друг и виновник, и гость и хозяин и горе его, кто плакал, внутри обрывая шиповник, и требовал все, и не взял ничего. Домочадцы толпятся в сердце, в окнах, на крыльце! Время шло, куда глаза глядят. Нет, иду я в путь никем не званый, И земля да будет мне легка!

Чего не бывает над смирной и грубой землей? Октябрь Балаган Ну, старая кляча, zz top альбомы слушать пойдем ломать своего Шекспира! Непокидаемая колыбель стыда.

Он гудит внутри и он огонь в поленьях. Впереди - на песчаной косе Загорались вечерние свечи. Ах, неправда, любит и жалеет, бережет в потаенном месте и достанет, только пожелает, поглядит, как никто не умеет.

Освобожденная

Он весь - дитя добра и света, Он весь - свободы торжество! Пускай на крыше ангелы танцуют и камни драгоценные целуют и убегают к верхнему углу и с верхнего угла бегут сверкая, серебряные ветки рассыпая и посохи меняя на бегу. Так быстры эти воды, что свет в них не кажется светом, и кружится дыханье, и мы забываем об этом, и еще повторяем, минуя воздушные арки, разговоры огня над рекой, уносящей подарки. Мы только так избегнем горя, отвагой чище, чем вода.

Безумья ль в вас, надежды ль весть? Качают они, утешают, нажуют они мелкого маку. Белый стан, голоса панихиды И твое золотое весло. Мы точно знаем, что они не знают, что делают. Росла сиротой, старела вдовой, потом сама себе постыла.

Александр Блок. Стихи. Литература. Поэзия. Лирика стихотворения А. Блок

Верни ему весь одичавший сад - в цветной воде, в утешенных слезах Содом, перерожденный на глазах, - все будет ложь, и ничего как ложь. Пускай свои виденья глотает глубина, пускай себе гудит как печь, а вынесет она - куда? Клятва, твердо замкнувшая двери. Плыви, как раненый Тристан, перебирая струны ожиданья, играя небесам, где бродит ураган.

Русские романсы

Кто и угадает - не заметит. Холодное время, не видно огней, темно и утешиться нечем. Ибо ваше занятье - вниманье.

Еще будет рогожа, чтоб шила наконец-то в мешке не узнать. Где, как ребенок, плачет простое бытие, да сохранит тебя Господь как золото Свое! Но счастья не было - и нет. Ходит, как узник по темнице - а в окне чего только нс видно!

Но, Господи, где же надежда Твоя? Ты пришла - и светло, Зимний сон разнесло, И весна загудела в лесу! Так и жила я и воду чужую носила, а можно ли пить, не спросила. Пусть знают, как страшное сердце ликует уже на ходу, выходя из ума, как руки ломает, как в тьму никакую летит она, тьма, ужаснувшись сама. Какому хочешь чародею Отдай разбойную красу!

Звезда разлуки слушать песню

Не твоих ли звуков сладость Вдохновляла в те года? Высоко бегут по карнизам Улыбки, сказки и сны. Весь город полон голосов Мужских - крикливых, женских - струнных! Но не эти дни мы звали, А грядущие века.

Ольга Седакова. Стихи из разных книг

Мертвое сердце кто-нибудь поднимет. Когда крупица отраженья внушит ребенку подозренье о том, что зрительнее глаз, - скорей, чем мы отдернем руку, в малине увидав гадюку, он от себя отдернет нас.

Виньетка в стране, где не рос виноград! Нет, я не первую ласкаю И в строгой четкости моей Уже в покорность не играю И царств не требую у ней.

Мы все отдадим за эту равнину, куда ни один еще не дошел - и, дожив до седин, мы просим о ней, как грудные. Донна Анна в смертный час твой встанет.

Когда я, смеясь, предложил ей руку, Она засмеялась и ушла. Нет, с постоянством геометра Я числю каждый раз без слов Мосты, часовню, резкость ветра, Безлюдность низких островов. Пусть над новой избой Будет свод голубой - Полно соснам скрывать синеву! Клятва гласная, нынче и тут, клятва в вечном и вечном неверье в то, что коршуны сердце склюют.

Все произведения

Ограда прощания и поминанья,! Нет имени тебе, мой дальний. Чтобы лежал он тихо, не внутри, не снаружи, а повсюду, как тайна.

Это блюдце воды, прочитающей расположенье планет. Если это не сад - разреши мне назад, в тишину, где задуманы вещи.